САЙТ О МАМАХ И ДЕТЯХ

Кто кого перенелепит?

Кто кого перенелепит?

Чтобы языком играть,

Надо научиться... врать!

Врака враке рознь. Это нам еще в детстве объяснили Мишка с Толиком из рассказа Н.Носова «Фантазеры», который должен был бы стать введением во все учебники по детской психологии. Те самые враки, в которых упражнялись герои Носова, по природе своей родственны серьезному сочинительству настоящих писателей и поэтов. Ведь в процессе «пустяшной» деятельности по придумыванию врак ребенок подсознательно осваивает законы словесного творчества, постигает их изнутри.

В фольклоре для этого существует более точное слово – небывальщина:

По поднебесью, братцы,

Медведь летит.

Медведь летит,

Хвостом вертит.

На этом принципе построен целый пласт детской поэзии, в который внесли свой вклад и Корней Чуковский (вспомните знаменитую «Путаницу»), и Юнна Мориц, и Роман Сеф, и Борис Заходер, и многие другие.

Для начала все это надо найти, прочитать и выучить с ребенком наизусть.

А потом предложить ему игру с не очень благозвучным названием «Кто кого переврет?». (Можете предложить ребенку более пристойное, но менее понятное название «Кто кого перенелепит?» – на выбор.)

Играющих может быть двое, а может быть две команды по 3-4 человека. Сначала (очередность устанавливается по жребию) играющий одной команды придумывает враку:

– А я видел, как кошка по небу летала!

Игрок другой команды подхватывает:

– А я видел, как самолет на тучу лаял!

И так до тех пор, пока у кого-то из играющих не истощится фантазия.

Ребенок очень быстро понимает, что придумывать – совсем не просто, особенно что-то новенькое. Легче всего использовать старые, уже кем-то выдуманные «враки». Но это никогда не спасает от поражения. Чтобы победить, приходится напрягать воображение, искать образы, подбирать слова.

Попробуйте сыграть в «небывальщину» на пару со своим малышом. После двух-трех туров вы обречены на хроническое поражение. Взрослые, как правило, проигрывают детям в этой игре. Если они, конечно, не поэты.

Эта и другие игры в чудесной статье Ирины Осиной о речевых играх